Расписания поездов по городам России, Монголии, Китая. Бронирование билетов по Монголии, Китаю, России.

English Russian

 Главная страница   О компании   Контакты   Форум   Карта сайта

ИСТОРИЯ МОНГОЛИИ

РУССКИЕ В МОНГОЛИИ

Русский консул в Монголии -
Яков Парфеньевич Шишмарёв

 

Г.Тумэндэлгэр


Об этом человеке писали незаслуженно мало. Его имя упоминается в дневниках путешественников по Монголии, которые могли лично встречаться с ним, переписывались, пользовались его поддержкой. П.К. Козлов, известный русский путешественник конца XIX - начала XX в., впервые привел некоторые биографические сведения и дал оценку его деятельности в Монголии. С большим почтением отзывались о нем участники Московской торговой экспедиции 1910 г.
 

Яков Парфеньевич Шишмарёв около 50 лет был русским консулом в Монголии, верой и правдой служил Отечеству. Вероятно, это единственный случай в дипломатической практике, когда один человек в одной и той же стране почти 50 лет состоял в должности консула. Родился Я.П. Шишмарев 14 сентября 1833 г. в г.Троицкосавске Забайкальской области. По сведениям родственников, его дед - чистокровный монгол, переселился в Забайкалье, где и женился на русской казачке. Его отец Парфений Яковлевич хорошо знал монгольский язык, служил переводчиком при кяхтинском пограничном комиссаре, неоднократно бывал в Урге, сопровождая русских послов и курьеров, был там хорошо известен, что сыграло свою роль при отправлении состава первого русского консульства в Монголию. Первоначальное образование Яков Шишмарев получил в своем родном городе, окончив русско-монгольскую войсковую школу в 1849 г. Шестнадцати лет от роду он поступил на службу и до 1855 г. служил в различных местах, включая и канцелярию кяхтинского градоначальника, должность которого была учреждена в 1851 г. Кроме того, ему приходилось подрабатывать в одном из торговых домов Кяхты, чтобы помогать отцу содержать большое семейство. Одновременно со службой Яков продолжал изучение восточных языков, тем более что в Кяхте для этого были условия.
 

Учреждение первого русского консульства в Монголии было предусмотрено Пекинским договором. Большую роль в его создании сыграли сибиряки. Император Александр II назначил на должность в ранге консула VI класса начальника штаба его высочества 34-летнего капитана Константина Николаевича Боборыкина. Секретарем и переводчиком, с припиской «временно», по рекомендации генерал-губернатор в Восточной Сибири, граф Н.Н. Муравьева, был назначен губернский секретарь Яков Парфеньевич Шишмарев. В Урге русского консула и его свиту ожидали нелегкие дни. Монголия входила тогда в состав огромной Китайской империи, во главе которой стояла иноэтническая маньчжурская династия Цин. И все вопросы русско-монгольских отношений решались в Пекине, что привносило в их развитие самые неожиданные проблемы. Поэтому было принято решение занять выжидательную позицию. Пришлось вести борьбу и за то, чтобы все население Монголии было ознакомлено с условиями Пекинского договора, отменившего запреты на проживание и торговлю русских в Монголии. Боборыкин на зиму уехал в Пекин, где прожил довольно долго, осенью 1862 г. он вернулся в Ургу, а весной 1863 г. покинул ее навсегда. В Урге он пробыл в общей сложности не более десяти месяцев. Поэтому можно считать, что уже в 1861 г. Я.П. Шишмарев самостоятельно руководил консульством, тем более что с этого года он официально был назначен управляющим консульством, возглавлять которое ему бессменно пришлось 50 лет. С 14 февраля 1864 г. Шишмарев стал исполнять обязанности консула, а 2 марта 1865 г. император утвердил Якова Парфеньевича в должности консула. В 1868 г. в письме на имя директора Азиатского департамента П.Н. Стремоухова генерал-губернатор Восточной Сибири М.С. Карсаков поставил вопрос о звании Генерального консула для Я.П.Шишмарева, мотивируя это «исключительным положением консула нашего в Урге по кругу его действий, а также и исключительных условий самой страны, взгляд жителей на агента нашего правительства делают пост этот весьма важным и требуют, как в видах политического и необходимого влияния нашего в этом крае, так и пользы пограничным нашим делам и развития торговли, чтобы агент нашего правительства в Монголии был если не уравнен с ургинскими правителями, то подходил бы более под их степени, а, следовательно, имел бы больше веса и значения, как в глазах их, так и всего народонаселения этого края». Однако статус Генерального консула Яков Парфеньевич получил только в 1881 г., когда по условиям Санкт-Петербургского договора между Россией и Китаем были учреждены консульства в Кобдо и Улясутае. А в 1861 г. именно на его плечи легла вся тяжесть работы по организации деятельности русского консульства в Урге. С течением времени Я.П. Шишмарев правильно понял и оценил поведение маньчжурских чиновников, а также и монгольских должностных лиц, придя к выводу о том, что «они смотрят со своей точки зрения, не удовлетворяющей европейца и идущей вразрез с нашими понятиями и взглядами». Понимание особенностей Китая и было, вероятно, главной причиной того, что Я.П. Шишмарев умел ладить с властями Монголии. Несмотря на проверки, жалобы, доносы, он сохранял собственное достоинство и не оскорблял достоинства других.
 

Одной из основных задач, стоявших перед русским консулом в Монголии, было развитие русско-монгольской торговли. Русские товары были известны в Монголии, но купить их можно было только у китайских купцов, которых, по мнению Я. П. Шишмарева, в начале 60-х гг. XIX в. в Монголии было более 10 тысяч. Китайские купцы чувствовали себя свободно, уверенно, по-хозяйски: имели лавки, склады, помещения для жилья. Однако эти обстоятельства не испугали Шишмарева, он считал, что нет причин, которые могли бы препятствовать быстрому росту оборотов русско-монгольской торговли. По его мнению, русские для преодоления конкуренции китайских купцов должны больше торговать в улусах, особенно отдаленных, хорошо изучить потребности монгольского населения и стараться удовлетворять их, устраивать ярмарки в известных местах, особенно в сентябре-октябре, когда монголы, перед тем как откочевать на зимние стойбища, закупают товары впрок. Я.Шишмарев считал, что традиционные товары монгольского экспорта, а именно: сало, масло, шерсть, скот - в огромном количестве будут востребованы на необъятном рынке российского Дальнего Востока и могут выйти на рынки других государств. Для этого нужно, считал Шишмарев, как можно скорее открыть новые пути сообщения из Монголии на Амур. С этой целью в 1862 г. он отправил сотника П. Рогалева, собиравшегося навестить своих родственников в станице Абагайтуевской на Аргуни, именно этим, новым путем, поручив собирать по дороге самые разные сведения: от природных условий до отношения монгольских властей к русским. А в 1863 г. направил по этому же пути небольшой торговый караван. Путь этот был признан долгим и неудобным, поэтому в 1864 г. уже сам Я.П. Шишмарев, по поручению Сибирского отдела Русского географического общества, проехал из Урги до Верхнеульхунского караула на реке Онон, отметив в отчете, что дорога удобная, гладкая, много воды и травы. В этой поездке его сопровождал топограф Дор-жигаров, который и составил одну из первых карт Восточной Монголии, сделанных профессионалом.
 

Кроме того, в числе нескольких скромных экспедиций, предпринятых консульством для ознакомления с Монголией, была одна и в район озера Далай, что находится в непосредственной близости от Забайкалья. В ходе поездки район озера изучался, как рынок сбыта русских товаров, были переданы письма местным ванам и проведены переговоры с ними об устранении препятствий для русской торговли в этом районе Монголии, ибо это было выгодно самим монголам. И ваны, и простые монголы живо откликнулись на предложение русских, ваны послали ответные письма, но этим все и закончилось. Если же русские селились на территории Восточной Монголии, сеяли хлеб, строили дома, приходили солдаты, все уничтожали, а жителей отправляли в Россию. Скорее всего, это было связано с тем, что в конце XIX - начале XX в. маньчжурское правительство Китая проводило политику усиленной колонизации земель Восточной Монголии, находящихся в непосредственной близости к Маньчжурии, родине династии Цин.
 

Трудности с организацией торговли русских в Монголии возникали и в других регионах. Одной из причин этого явления было то, что Пекинский договор, разрешивший торговлю по всей границе, в Урге, не конкретизировал ее условия: не оговаривались правила торговли, тарифы и т.д. Данный пример показывает надуманность проблемы китайской стороной. А сколько времени, моральных и физических усилий пришлось затратить Шишмареву, сколько терпения и выдержки он проявил, решая этот вопрос.
 

В условиях бездорожья, почти полного отсутствия связи Я.П.Шишмарев стремился навести элементарный порядок в русско-монгольской торговле. В этом ему помогали торговые старшины, которых он обязал подавать ежегодные сведения о ходе торговли. На основании этих сведений он составлял ежегодные отчеты на имя генерал-губернатора Восточной Сибири и в Азиатский департамент МИДа. Кроме цифровых данных о ходе русско-монгольской торговли, Яков Парфеньевич сообщал сведения о положении дел в Монголии (состояние экономики, мероприятия китайского правительства по управлению страной), взаимоотношениях с властями, отношениях между монголами, русскими и китайцами, что позволяло МИДу и генерал-губернатору хорошо ориентироваться в ситуации, реагировать на ее изменения. Для современных историков отчеты русского консула в Урге - уникальный исторический источник не только по истории русско-монгольских отношений, но и по истории, экономике, административному устройству, положению Монголии в рамках Китайской империи. Яков Парфеньевич постоянно отстаивал интересы русской торговли в Монголии перед маньчжурскими чиновниками и китайскими купцами. Благодаря его неустанным заботам русско-монгольская торговля выросла с 218 168 руб. в 1861 г. до 1 642 468 руб. в 1885 г. Неслучайно его деятельность на этом поприще была высоко оценена русскими путешественниками. Г.Н.Потанин, П.К. Козлов считали, что «главная заслуга Я.П.Шишмарева перед Россией заключается в его служении интересам русской торговли в Монголии, оберегать которые ему суждено было в течение столь многих лет». Взаимоотношения местного населения с русскими купцами также не всегда были безоблачными. Особенно это касается районов Западной Монголии. Здешнее население жило зажиточно, процветало скотоводство, край изобиловал пушниной, некоторые занимались хлебопашеством. Русских встретили недружелюбно. Часто они сами давали повод, самовольно захватывая земли, дерзко обращаясь с местными жителями, обманывая в расчетах, покупая краденый скот и отказываясь вернуть его хозяину, даже если он доказывал свое право на него. А за свой украденный скот они забирали такое же количество у первого встречного монгола. Местные жители отвечали тем, что грабили русские караваны.
 

Зависимая от маньчжурского Китая Монголия долгое время была закрыта для русских, поэтому они не знали ее, хотя и соседствовали на протяжении XVII - XIX вв. И Яков Парфеньевич Шишмарев стал одним из первых, кто изучал страну, в том числе и в географическом отношении. В Сибирский отдел Русского географического общества он представил две составленные им карты: всей Монголии и Цэцэнханского аймака. Основанием для составления карты общих владений князей Северной Монголии послужила карта американца Уильямса, лучшая из известных тогда карт Китайской империи. С нее были взяты несколько пунктов на территории Монголии в качестве постоянных точек, к которым и привязывались наносимые на карту Шишмарева места. Так, было уточнено место обитания дархат. В аймаке Цэцэн-хана ему было известно расположение стоянок всех князей, что позволило на карте разделить территорию аймака на хошуны. Был исправлен исток реки Керулен, уточнен исток реки Селенги: на некоторых русских картах эта река вытекала из озера Косогол. Река, показываемая на многих русских картах вытекающей из озера Далай, на самом деле в него впадала. К сожалению, обнаружить эти карты не удалось. Вероятно, они погибли во время пожара 1879 г. Кроме того, он первым сообщил о существовании снежных вершин в Хангае и в Восточном, или Монгольском, Алтае. Путевые заметки Шишмарева о Керулене долгое время были единственным источником для знакомства с этим районом Северной Монголии. Его заслуги в области изучения географии этой страны признавали даже профессиональные путешественники.
 

Интересовала Я.Шишмарева и история Монголии, отраженная в песнях, легендах, неоднократно слышанных от монголов. Чаще всего в них воспевалось далекое, но великое прошлое страны, могущественная империя Чингисхана, наполненная драматизмом борьба между халхаскими и ойратскими князьями. Одну из своих статей Я.П. Шишмарев посвятил ургинскому хутухте Ундур-гэгэ-ну, с именем которого связано распространение ламаизма в Монголии в XVII в. Во-первых, он перевел большое количество священных книг с санскрита и тибетского языков на монгольский, а во-вторых, изобрел особую азбуку, состоявшую из 97 букв, для того, чтобы легче передавать имена собственные и непереводимые слова. Кроме того, составил правила религиозных обрядов, которыми в Монголии руководствовались и в XIX в. в делах как религиозных, так и нравственных. Этнический вопрос также нашел свое отражение в научной деятельности Я.П. Шишмаре-ва. Ведь под общим названием «монголы» на территории от Великой китайской стены на юге до границ с Россией на севере и от маньчжурского ведомства на востоке до границ Восточного Туркестана на западе проживали различные племенные группы.
 

Я.П.Шишмарев не только сам изучал Монголию, он помогал всем, кто занимался изучением Центральной Азии в целом и этой страны в частности. Через русское консульство в Монголии прошли все большие и малые экспедиции. В 1870 г. Я.П. Шишмарев познакомился с Н.М. Пржевальским. В дальнейшем знакомство переросло в дружбу, о чем свидетельствует их переписка, переданная впоследствии Шишмаревым другому выдающемуся путешественнику, ученику и соратнику Пржевальского, П.К. Козлову, с которым Якова Парфеньевича также связывала многолетняя дружба. Где сейчас находятся эти письма, установить, пока не удалось. Были знакомы с Шишмаревым, пользовались его помощью и поддержкой, переписывались с ним Г.Н.Потанин и А.М.Позднеев, В.А.Обручев и Д.А.Клеменц и многие другие путешественники. Все они, как уже отмечалось и как еще будет отмечено ниже, высоко оценивали его деловые и человеческие качества.
 

Появление русских в Монголии остро поставило проблему языкового барьера. Нельзя сказать, что монгольского языка вообще никто не знал: разговорный язык понимали нерчинские и приаргунские казаки; в Урге, Кяхте, Троицкосавске, в Западной Монголии тоже были свои знатоки. В Бийске, например, куда на зиму съезжалось большое количество местных купцов, разговоры в обществе порой велись на монгольском языке. Я.П.Шишмареву, знавшему, кроме китайского маньчжурский и монгольский языки, все же было трудно нести эту нагрузку: кроме функций переводчика, он исполнял еще и обязанности секретаря консульства.
 

Ежегодно увеличивающееся число русских, посещающих Ургу, и появление желающих жить там навели Якова Парфеньевича на мысль о необходимости строительства православной церкви. Кяхтинское купечество, к которому он обратился за спонсорской помощью, откликнулось и согласилось собрать нужную сумму. Уже в 1863 г. Я.П. Шишмарев, действуя как всегда быстро и настойчиво, выбрал место и хотел заложить фундамент. Однако посланник в Пекине и генерал-губернатор Восточной Сибири не разрешили начинать строительство, пока не собрана вся сумма. Пришлось смириться и ждать, когда будет дано разрешение. Это случилось только в 1871 г. В 1872 г. церковь начали строить, а закончилось строительство в 1875 г. Много сил и времени отнимали бытовые неурядицы. Именно на плечи Якова Парфеньевича легли заботы сначала о ремонте отведенного помещения, а затем и о постройке консульского дома.
 

Женился Я.П. Шишмарев в 1864 г. Его жена, Мария Николаевна, уроженка Кяхты, жила с ним в Урге. В семье было шестеро детей: четыре сына и две дочери. Когда подошло время давать детям образование, семья переезжает в Санкт-Петербург, где проживает в большой, хорошей квартире. А Яков Парфеньевич живет и работает в Монголии. Раз в пять лет он получает годовой отпуск, который и проводит с семьей. Шли годы, накапливалась усталость. В 1904 г. в Иркутске стали говорить о том, что Шишмарев оставляет службу. Но оставить ее пришлось только в 1911 г., когда ему было уже 78 лет! В 1914 г. Шишмаревы праздновали золотую свадьбу. Вскоре Яков Парфеньевич простудился и заболел. Умер он в Санкт-Петербурге в 1915 г., 18 января. За годы своей службы в Монголии он стал первоклассным дипломатом, организатором, проявил себя как талантливый ученый. Он сделал все, что было в его силах, для развития русско-монгольской торговли. Его заслуги в области развития русско-монгольских отношений были высоко оценены в Монголии. Ургинский хутухта подарил ему дачное местечко Сонгино под Ургой, а также чашу из сандалового дерева. Получение такого подарка иноверцем - чуть ли не единственный случай в истории монголо-буддийской духовной обрядности. Но, пожалуй, самое главное его достижение заключается в том, что именно благодаря его деятельности монголы сохранили доброе отношение к русским.
 

 

ОРИГИНАЛ СТАТЬИ
  • Статья подготовлена по книге «Русский консул в Монголии». Опубликовано в книге "Русские в Монголии". Монголия. Улан-Батор. 2009 год. 208 стр. с иллюстрациями. Тираж 1000 экз. Сканирование и правка Е.Кулаков.
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
 
 

 

- Последние поступления в каталог
 

- Систематический каталог.

- Алфавитный указатель (статьи).

- Алфавитный указатель (авторы).
 

 

 

- Государство, политика
 

- История Монголии
 

- Легендарные личности Монголии
 

- География
 

- Путешествия, экспедиции
 

- Экономика Монголии
 

- Транспорт
 

- Религия
 

- Культура, искусство традиции монголов
 

- Обычаи, традиции монголов
 

- Наука, образование, медицина в Монголии
 

- Армия Монголии
 

 

 

- Легендарные личности
 

- Русские в Монголии
 

- Россия - Монголия
 

- СССР и МНР
 

- Российская Федерация и Монголия
 

- Русские экспедиции
 

Горячие предложения

Ищу попутчика!
 

Групповые туры 2015
 

Экскурсии  New!!!

Комбинированные туры 
 

Автомобильные туры

Зимние туры

Катание на лошадях 

Пешие туры 

Велотуризм 

Рыбалка в Монголии

Охота в Монголии

Сплавы по рекам

Специальные туры
 

Монголия - Байкал

Монголия - Китай
 

Бизнес туры

Прием официальных делегаций
 

Сопровождение групп New!!!
 

Пересечение границы

Рассказы путешественников

 

Информация туристам

Общая информация о стране

История Монголии

Государственное устройство

Политическое устройство

География

Экономика

Население

Наука

Образование

Здравоохранение

Религия

Искусство Монголии

Традиции и обычаи Монголов

Армия Монголии

Транспорт в Монголии

Почта Монголии
 

Регионы Монголии. Информация.
       Достопримечательности.

 

Россия - Монголия New!!!

Карты Монголии 

Информация для водителей

Публикации о Монголии New!!!

Фотографии о Монголии

Видеоматериалы New!!!

 

Общая информация

История Улан-Батора

Достопримечательности

Музеи Улан-Батора

Монастыри

Памятники и монументы

Художественные галереи

Театры Улан-Батора

Рестораны, кафе, бары, клубы

Фотоальбомы

Окрестности Улан-Батора

 

Расписания поездов и самолетов 

- Расписание поездов ст. Улан-Батор

- Международные рейсы Улан-Батор

- Местные авиарейсы

Гостиницы в Улан-Баторе

Турбазы Монголии

Визы в Монголию

Дипломатические представитель-
   ства Монголии

Посольства в Монголии

 

Бронирование

- Гостиницы в Монголии

- Проживание в семье

- Юрточные кэмпы

Бронирование билетов

- Авиабилеты

- Железнодорожные билеты

- Автобусные билеты

Визовая поддержка

- Приглашение в Монголию

- Получение визы в Монголию

- Визы в Россию из Монголии

Другие услуги 

- Гиды, переводчики

- Трансферы, встреча, проводы

- Аренда автомобилей

- Прокат снаряжения

 

Продаем карты Монголии. Купить карту Монголии в Москве. Карты Монголии.

   

Яндекс.Метрика

Top.Mail.Ru
Top.Mail.Ru